30.05-6.06.2007 г.

ГАСТРОЛЬ "МОСКОВСКИЙ КОМСОМОЛЕЦ" В САРАТОВЕ


                                                     - Вы окончили Калужское музыкальное училище по классу фортепиано. Профессия
                                                       пианиста  вам помогает?

                                         - Представьте себе: моим учителем была ученица великого Гутмана -
                                           Мария  Владимировна Юзефович. Причем училище я закончил с отли-
                                           чием. Журналисты часто называют меня рыночным певцом. Но разве
                                            я виноват в том, что на рынках гоняют мои песни? В том, что они
популярны? А профессия пианиста сейчас мне и помогает, и мешает. Я жил и жизнью пианиста, и жизнью артиста кино. Нынешняя моя жизнь - жизнь эстрадного артиста - это совершенно другое. Вот эти капельки: музыка, театр, кино, мне в эстраде мешали. Они довлели чрезвычайно серьезным содержанием. И только последние год полтора я избавился от фальши классицизма. Счастлив, что сейчас я такой, каким должен быть. А ведь всю жизнь пахал, как папа Карло, работал по 125 часов в сутки. Но все, что делал раньше, это был только поиск. Я формировался. Работал над собой.

- Вы отучились в Театральном институте им. Н.С. Щепкина. А вам не обидно, что вы не приобрели известность как актер?

- Нет. В Щепкинском институте при Малом театре у меня возникли
большие сложности. Все студенты проходили фотосъемки на Мосфильме, на киностудии Горького. Учась в институте, сниматься в кино нам было запрещено. А мне однажды предложили сняться в небольшом телефильме. Я оказался на вечеринке, посвященной моему самому любимому поэту - Николаю Рубцову. И мне вдруг говорят: "Слушай, а сыграй молодого Рубцова! Такого, как ты чувствуешь". Я в ответ: "Если в Щепке узнают, несдобровать!" А меня стали уговаривать: "Никто не узнает! Пока этот
фильм выйдет на телевидение, ты уже и институт то закончишь". И я согласился. Снимаюсь. И вот идет премьера по телевидению. А я еще учусь на четвертом курсе. И я молю Господа Бога, чтобы никто не увидел. На следующий день в институте заходит в класс наш шеф и говорит: "У нас ЧП!" Все: "Что такое?" "Королев, встаньте. Я вчера включаю телевизор, и вижу на экране - кого бы вы думали? Вы нарушили наше табу. Пишите заявление о собственном уходе". Отвечаю: "Я писать не буду. Если считаете меня никчемным актером - выгоняйте". Стали спрашивать у студентов мнения обо мне. Курс не очень то меня поддержал. И меня отлучили от занятий. Сказав, что только в том случае, если я самостоятельно подготовлю нечто необыкновенное и стоящее, мне экзамен зачтут. Если нет - диплома не будет. Получается, что я три с половиною года учился зря.

- И как вышли из положения?

- Я подготовил три моноспектакля: рассказы Чехова, блокадный Ленинград. А вот третьим - эстрадные песни, окончательно шокировал педагогов. В строгой Щепке так петь не принято, там и говорят-то по-особому. И диплом я получил только с одной четверкой - по научному коммунизму. Сам стихи пишу редко, но в тот период, когда меня отлучили от учебы, я написал штук пятнадцать "акварельных зарисовок в словах". Читал их на экзамене. Но не признался, что это мое, приписал стихи Рубцову. И этот номер прошел!


- Среди нескольких ваших работ в кино есть и фильм марокканского режиссера.
Как вы к нему попали?

- Совершенно неожиданно. У меня в то время внезапно умер папа.
Мы не можем осознать, смириться с горем. И тут раздается звонок:
"Приглашаем вас на Мосфильм, на кинопробы". Среди моих друзей бы-
ло принято подшучивать друг над другом, и в первую минуту я решил,


что это чей-то розыгрыш. Но подумал: не похоже, все ведь знают, что у нас горе. И поехал. Прибыл весь в своих переживаниях, совершенно отрешенный от всего. А режиссер сразу дал роль. Фильм про освобождение Марокко, это такая масштабная картина, для них эта тема то же, что для нас "Война и мир". Фильм вышел под названием "Битва трех королей". Режиссера звали Сухейля Бен Барка. Оказывается, он случайно увидел мои фотографии на телевидении, - это были пробы именно на роль Рубцова. В этом фильме снимались звезды мирового кино: Клаудио Кардинале, Уго Тоньяце. И даже Аберхамс, который получил "Оскара" за роль Сальери у Милоша Формана в величайшем фильме "Амадеус". Снимался покойный ныне Сергей Бондарчук. Когда я играл сцены с Аберхамсом, режиссер кричал: "Виктор! Почему вы не готовы?" Я через переводчика объясняю: "Я не могу играть вместе с гением!" "Нет здесь гениев! Здесь только артисты!"

- В 1992 году вы стали дипломантом международного фестиваля "Золотой олень" в Румынии. Потом много там гастролировали. Как сейчас в этой стране?

- Сейчас не знаю, хотя отношения поддерживаю, буквально неделю тому назад разговаривал с тем самым продюсером Сильвио, который и вытащил меня на тот конкурс. Тогда в Румынии было очень плохо. Шла война с Дубоссарами (это между Молдовой и Приднестровьем). А ведь этот конкурс был первым в Румынии после 20 летнего перерыва, после того, как свергли Чаушеску. Когда Чаушеску пришел к власти, он отменил в Румынии все эстрадные конкурсы. Вскоре после того, как его расстреляли, создали конкурс "Золотой олень" по аналогии с "Золотым Орфеем" и "Сопотом" в Польше. А участие в том конкурсе - это отдельная история. Меня туда сначала пригласили, а потом позвонили: "Вы никуда не едете". Выясняю причину: Пугачева в жюри. А она тогда продюсировала Челобанова. От России должен был быть только один участник. Взяли, конечно, Челобанова. Но потом неожиданно звонят: "Бегите скорее в посольство. Возьмите себе аккредитацию. Мы не можем не пригласить вас на этот конкурс". Пугачева настаивала на кандидатуре Челобанова. А мне сказали: "А мы приглашаем вас от имени румынского телевидения". Оно сняло там обо мне сумасшедший фильм. Со мной подписали четыре контракта с Болгарией, Румынией, Англией, Австрией на выпуск пластинок. Но контракты не осуществились - нужна была помощь влиятельных людей, а таких у меня не было. Но тот румынский фильм у меня в коллекции. 

- А как складывались ваши отношения с Аллой Пугачевой потом?

- Это тема отдельного интервью.

- Был популярен клип на вашу песню "Базар Вокзал". Это был первый анимационный клип в России, пластилиновый. У вас нет мысли снять клип в этом же жанре на другие песни?

- Нет. Я плохо отношусь ко всяким там "Крепким орешкам 2". Любое продолжение хуже, чем первое. Лучше один раз, но в яблочко. Нужно искать что-то новое. Думаю!

Татьяна ЛИСИНА